23: ОФИЦИАЛЬНАЯ И НЕОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ

Джонни, ты окей? А Джонни ни разу не окей. Из Джонни кровь бьёт фонтаном. Джонни прикрывает слабой рукой грудь...

23: ОФИЦИАЛЬНАЯ И НЕОФИЦИАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ

Джонни, ты окей? А Джонни ни разу не окей. Из Джонни кровь бьёт фонтаном. Джонни прикрывает слабой рукой грудь...

Джонни, ты окей?

А Джонни ни разу не окей. Из Джонни кровь бьёт фонтаном. Джонни прикрывает слабой рукой грудь — лишь бы горячее сердце напоследок не совершило дембельский аккорд и не вальнуло через забор в закат. 

Вот так было не окей, этому Джонни.

***

За окном дома на Страстном бульваре 2017 год. Я сижу на подоконнике перед открытым окном. И мне — как и Джонни — тоже не окей. 

Передо мной я и вся моя счастливая жизнь.

Я, которая смогла объехать полмира. Я, у которой сотни учеников и охуенные посты. Я, которая смогла сделать на английском языке 23 млн рублей за год.

Я с любимой семьёй, друзьями и мужем. Я за рулём машины мечты. Я, живущая в центре города. В центре моего города. Города Силы.

И всё, кажется, сошлось в этом натюрморте: я, моя жизнь, Страстной бульвар со своим названием, открытое окно пятого этажа и моё нежелание жить.

Это была действительно “мёртвая натура”. Красивая оболочка, которая искусно прикрывала уже окоченелую мертвенность. Что может вернуть к жизни то, что уже давно мертво? Вуду? Зомбизм? Ничего. Будет снова оболочка, под которой ничто. 

Нужно умереть окончательно. Погибнуть до тла. Чтобы потом возродиться, совсем как птица Феникс.     

Тогда, в 2017, стоя у открытого окна дома на Страстном бульваре, я поняла: моя жизнь превратилась в ад. Весёлая, интересная и насыщенная событиями жизнь — самый адов ад. Причина тому: я потеряла смысл всего.

И я спросила себя: что будешь делать?

А дальше… Дальше было только хуже. Жизнь продолжала сочиться из меня и сдабривать чью-то почву. 

Сейчас, спустя время, я отлично понимаю, кому и куда я отдавала энергию. Но тогда мне было просто невыносимо плохо. И черная дыра — где-то в середине груди — росла, с жадностью пожирая всё, что мне было дорого. 

Написал Дертев. И как-то кстати спросил: чего я хочу. Татуировку. Да, я точно тогда ответила, что хочу татуировку. И через 10 минут я получила от своего друга новое сообщение — я была записана в салон.

В салон я явилась ночью с опозданием на полчаса.

—  Чего вы хотите?
— 23.
— Эскиз есть?
— Нет. 

Окей, Гугл. Цифру “23” нашли и набили тут же.

Есть две версии смысла татуировки на моём запястье: официальная и неофициальная

Официальная: мне было 23 года, когда я открыла Англоманию.
Неофициальная: напоминание “тебе есть ради чего жить”. 

Жизнь удивительно и невероятно щедра. И в ней будет всё, чего я захочу. Всё, что я создам. 

Даже если сейчас я в полной заднице — это не вечно — и непременно всё будет хорошо. 

С событий моих размышлений у открытого окна дома на Страстном бульваре прошло больше двух лет. За это время я успела снова проснуться в этом же доме, но на другом этаже в номере отеля. Я улыбнулась своему соседу и мы пошли завтракать. 

Реальность пластична. Если однажды вам не захочется жить — перечитайте это. 

Всегда есть причина жить. У каждого она своя. У меня: как минимум завтраки, как максимум мировое господство в английском.

7 июня в 13:00 я и двое моих коллег-преподавателей из Великобритании и Америки даём большой открытый урок по произношению. 

Этот урок бесплатный. Мест планируем 50. Уже осталось меньше 20. 

Не мешкайте — регистрируйтесь.

Жду вас на уроке. Будет в кайф. 

Комментарии ()

    Подписка
    на вписку
    Подписка на вписку
    Личные, сотканные из горького опыта и отчаянных побед, отобранные вручную, подшитые с характером, профессионально, ценно, независимо, а местами даже субъективно, и всегда с картинками — статьи только для тебя. Как известно, все лучшее за деньги, а эта подписка — почти подарок! 167 руб. в месяц — при оплате за год.
    жмяк!
    Жмякнув кнопку, вы попадете на страничку выбора тарифа (бесплатный, месячный или годовой) со способами оплаты, закрыв ее вы останетесь на том же месте сайта, не потерявшись